Территория баса: не все басовые ватты одинаковы

0
107
REL – Территория баса: не все басовые ватты одинаковы

В рубрике «Территория баса» мы продолжаем публикацию переводов материалов из блога Джона Хантера, владельца и главного разработчика британской компании REL – всемирно известного производителя сабвуферных систем.

«Как это у вас получилось?!», – такой вопрос задал мой друг-инженер, работающий в другой компании, посмотрев один обзор на YouTube.

Не так давно пара молодых ютуберов из Канады сравнили три хороших новых сабвуфера. Среди них наименьшей (причём – с большим отрывом!) мощностью в 200 Вт, отличался REL T/7x. В нём установлен небольшой 8″ активный драйвер и нет DSP-процессора. Соревновались же с сабвуфером REL модели с заявленной пиковой мощностью в 2500 Вт, несколькими активными драйверами и DSP-процессорами!

Целью первой фазы теста было найти ответ на очень простой и популярный вопрос: какой из сабвуферов при установке в домашний кинотеатр самый громкий и воспроизводит наиболее низкие частоты?

Оба автора обзора, не колеблясь, назвали REL T/7x однозначным победителем в обеих категориях. Они были обескуражены результатом теста, учитывая то, насколько характеристики двух других сабвуферов превосходили модель REL. Более того, были высказаны сомнения в точности представленных характеристик остальных сабвуферов.

Есть ли отличия между методами оценки и замера компании REL и других производителей? В наших спецификациях не найдёшь широко распространённого среди производителей сабвуферов технического позёрства. Так что наш ответ: да. Иногда!

Когда два десятка лет назад я только начинал проектировать в REL, помню, как другие компании прислали образцы своих (крайне успешных) усилителей для оценки. Подобный усилитель использовался в громком, отлично продающемся сабвуфере одного из крупнейших американских производителей акустики. Мы никак не могли понять, почему они просили $399 за 10-дюймовый сабвуфер на 350 ватт в довольно габаритном корпусе. Прискорбно, но в результате измерений по методике REL мы выжали из этого саба всего…58 Вт. На полсекунды.

Затем компания, производившая гибридные усилители класса D, узнала про нас. И выслала нам образец на 600 Вт. Увы, впечатление оказалось смазанным. На поверку он выдавал лишь 170 Вт.

Так что ватты REL и ватты некоторых других производителей – не всегда одно и то же.

Вдаваться в мелкие детали долго и утомительно. Если обобщить, мы требуем от наших усилителей продолжительной работы на полной мощности при нагрузке, точно соответствующей по характеристикам выбранному динамику. Мы также проверяем их работу на очень низких частотах.

Да, многие усилители для сабвуферов показывают отличную мощность на 100 Гц. Но это совершенно неважно. Ведь вы примерно на октаву не попадаете в нужный диапазон частот. И на две – в значения, при которых сабвуферу приходится работать на самом деле.

И мы не пытаемся заставить верблюда пройти сквозь игольное ушко. У множества слишком компактных сабвуферов других производителей серьёзные проблемы начинаются ещё до того, как они попадают на сборочную линию. Подозреваю, что их отделы маркетинга и продаж требуют больших значений «мощности».

REL – Территория баса: не все басовые ватты одинаковы

Но чем меньше корпус, тем БОЛЬШЕ ватт нужно, чтобы создать звук. Подобный подход заводит в тупик: внутри маленького корпуса создаётся «воздушная пружина» большой плотности. И даже избыточная мощность не компенсирует ограничения, вызванные компактностью устройства. В итоге, вы попытаетесь решить проблему за счёт огромной мощности (предположим, что наши конкуренты – честные люди и не играют характеристиками, как те две компании, о которых написано выше). БОЛЕЕ ТОГО, вам придётся повышать цену. Ведь, при прочих равных, высокая мощность обходится дороже низкой.

Теперь поговорим об использовании DSP-процессора.

Подобно песне сирены, это название притягивает всех, кто под прогрессом понимает бесконтрольное нагромождение технологий. Помните, когда на каждом CD было написано «digital», будто цифровое – априори лучше аналогового?

Цифровой процессор обработки сигналов (DSP), как и любой другой инструмент в арсенале инженера, хорош ровно настолько, насколько грамотен инженер, его использующий. Остерегайтесь применять DSP лишь для того, чтобы сглаживать даже малейшие частотные отклонения, гордясь при этом ровным частотным диапазоном. Или чтобы достичь запредельно низких частот и вписать их в спецификацию. Ведь всё, чего вы таким образом добьётесь – это плохой звук.

Практика показывает, что акустика с хорошим звуком появляется только при соблюдении некоторых условий:

  • Проектировщики знают, что такое «хороший звук»
  • Они не идут «коротким путём», применяя сомнительные методы
  • Эти специалисты делают всё, чтобы такой звук был нормой

Заверяю, что за всю свою карьеру я ни разу не был свидетелем тому, чтобы устройство с подозрительными характеристиками, для достижения которых группа проектирования якобы обманула законы физики, звучало отлично. В этом и заключается простая истина.

Почему наша техника работает так хорошо? Потому что мы не лжём.

Мы всегда максимально сдержанно оцениваем результаты своих измерений. Наша цель – обеспечивать надёжные и долгосрочные инвестиции. Мы не пытаемся принудить физику быть такой, как нам хочется. Мы слушаем нашу технику очень внимательно, используя максималистский подход на каждом этапе разработки. И только когда звук хорош, и мы оказываемся на шаг впереди модели-предшественника, в cdn выходит наш новый продукт.

John Hunter
John Hunter,

REL Owner & Design Director

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Ваше имя